Category: религия

Студент

Тируппавай

С тамильской поэмой "Тируппавай", написанной Андаль (о ней я писал, например, вот здесь), я впервые познакомился больше 10 лет назад, когда путешествовал по Южной Индии. Уже тогда меня совершенно покорила это небольшое (на фоне величественной "Начияр-тирумоли" той же Андаль), но удивительно яркое, полное живых картин произведение. Почитать о нем и о его авторе вы можете в статье, ссылку на которую я дал выше.
Примерно в 2009 году мне в голову пришла мысль написать поэтическое переложение "Тируппавай", в котором по возможности были бы сохранены общее содержание и настроение поэмы. Время от времени я возвращался к этому замыслу и в итоге написал больше половины (восемнадцать, если быть точным) строф. Какие-то получились удачными, какие-то - откровенно слабыми. Уже несколько лет я не возвращался к этой работе, да и вернусь ли - не знаю. Но чтобы эти стихи не лежали мертвым грузом, я решил опубликовать в своем ЖЖ несколько отрывков - для вайшнавов, которые любят читать о Кришне.

Collapse )

Студент

О наказанных

Увидел в блоге valentincehov вот эту фотографию:



Это бывший владимирский храм сознания Кришны - место, где у меня прошли если не самые счастливые, то уж точно самые яркие годы жизни. В таком состоянии он находится сейчас. Несколько лет назад городские власти выселили оттуда преданных, объясняя это намерением продать здание. Разумеется, не обошлось без участия наших православных (или "православных") "друзей".

В итоге же, как мне видится со стороны, в дураках в данной ситуации остались именно те, кто способствовал изгнанию вайшнавов.
1. Антикультисты, которые получили усиление проповеди сознания Кришны в городе, поскольку теперь преданные вынуждены проводить программы в съемных помещениях (клубах йоги и т.п.), благодаря чему их проповедь охватывает гораздо большие слои населения, чем раньше. Да, владимирская община за последние годы сильно выросла.
2. Городские власти, которые получили "заброшку" в центре города - дом, в котором ночуют и гадят бомжи (в первую же неделю после выселения преданных они разломали и разворовали маленькую газовую котельную при здании), в котором уже был пожар, уничтоживший часть перекрытий, и который теперь уже вряд ли кто-то купит. Молодцы, чо.

Правильно говорят: если Бог хочет наказать, он отнимает разум.

(Написанное выше является моим частным мнением и может не совпадать с официальной позицией МОСК.)
Студент

И снова о том же...

Когда мне дали очередную ссылку на «разгромный» разбор нового издания «Бхагавад-гиты как она есть» (на этот раз русского), я подумал было, что вновь придется поднимать архивы, искать рабочие материалы Джаядвайты Свами и т.д. Все оказалось гораздо проще. Достаточно открыть английский текст.
Некто Вайшнава-Прана Прабху (товарищи подсказывают, что из Запорожья), вооружившись «старой» и «новой» русской «Бхагавад-гитой» (то есть ее первым изданием, впервые напечатанным в 1984 году, и вторым, подготовленным в конце 90-х), пытается доказать превосходство первой над второй, а заодно и приписать руководству ИСККОН попытки «изменить философию», навязать читателям какие-то свои идеи и т.д. При этом неизвестно почему «создателем» (не знаю, как сказать точнее, чтобы передать мысль) нового издания «Гиты» провозглашается наш уважаемый Бхакти-Вигьяна Госвами Махарадж. Дескать, он-то и внес все эти философские изменения, якобы для того, чтобы упрочить свои лидерские позиции и проч. Увы, к разочарованию Вайшнава-Праны Прабху, вынуждены сообщить, что роль Бхакти-Вигьяны Госвами в подготовке второго издания «Гиты» не была столь уж решающей — он не был ее переводчиком, да и приводил текст в окончательный вид тоже не он. Он выполнял так называемый fidelity checking (т.е. сверял перевод с оригиналом, следя за его точностью), да и то не во всех главах, а только в некоторых.
Впрочем, мы немного ушли в сторону. Давайте же посмотрим на эти «философские изменения», в которых Вайшнава-Прана Прабху обвиняет Госвами Махараджа.
Я думаю, ни у одного разумного человека не вызовет несогласия мысль, что лучше не тот перевод, который нравится нам, а тот, который точнее передает слова и мысли автора. Посмотрим на обвинения с этой точки зрения.

Collapse )
Студент

Поклонение Кришне в России XVII-XVIII вв.

В последние дни, пожалуй, самая "горячая" тема - принятие федерального закона "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях противодействия оскорблению религиозных убеждений и чувств граждан..." Обсуждают закон все кому не лень; многие возмущены, кто-то посмеивается, кто-то поет осанну Путину... словом, кто во что горазд. Ознакомившись на Кредо.ру с текстом проекта вышеупомянутого ФЗ, я обратил внимание на одну дивную формулировку: "Публичное оскорбление, унижение богослужений (sic!), других религиозных обрядов и церемоний религиозных объединений, исповедующих религии, составляющие неотъемлемую часть исторического наследия народов России".
Интересно, подумалось мне, а я как гражданин РФ имею право на защиту своих религиозных убеждений в том случае, если какой-нибудь, прости Господи, Дворкин ранит мою нежную душу своим сомнением в том, что Кришна - Бог? Стал вспоминать, составляет ли исповедуемая мною религия "неотъемлемую часть исторического наследия народов России".
Вклад кришнаитов ИСККОН (и Гаудия-матх) в культурную жизнь России за последние четыре десятилетия - тема отдельного разговора. Но не стоит забывать, что вайшнавизм как религия появился на территории нашей страны уже как минимум четыре века назад - первый храм Кришны возник в России еще при царе Алексее Михайловиче. Тем, кому интересно узнать об этом подробнее, - добро пожаловать под кат.


Collapse )
По материалам сборника
Свобода совести в России: исторический и современный аспекты. Выпуск 8. М., 2010 г.
Студент

Апасампрадаи. Пракрита-сахаджии

Предисловие здесь
Пролог
Первая глава
Вторая глава

Рано утром мы с преданными вышли во двор, где нас дожидались машины странствующей группы санкиртаны. Одна из них – белая «Нива» - была почти под самый верх забита книгами, а во второй – синей «Ладе» - предстояло ехать мне. Всего в группе было пятеро молодых проповедников: трое из них были брахмачари, а оставшиеся двое – грихастхи.

На улице было прохладно. Солнце только-только взошло, и лучи его, золотившие светло-голубое ясное небо, едва-едва пробивались сквозь густую темно-зеленую листву раскидистых тополей, словно шатром накрывших двор. Асфальт был влажен от ночной росы и только-только начинал подсыхать. Вокруг было тихо – слышались только звуки проезжающих по улице машин, да ширканье метлы дворника, сметавшего мусор.

Collapse )

Примечания и разъяснение главы - в комментариях.
Студент

"Бхагавад-гита как она есть" - экстремизм или антиэкстремизм?

Не знаю, будет ли это кому-нибудь интересно, однако все-таки выложу. На всякий случай. Пусть будет. Эта небольшая статья была написана мною по прочтении экспертного заключения по "Бхагавад-гите как она есть" в августе прошлого года. Не стоит воспринимать ее как "разбор" экспертизы или ее опровержение; в ней просто изложены некоторые мои мысли по поводу того, какому отношению к людям действительно учит Шрила Прабхупада в своих комментариях.

"Бхагавад-гита как она есть" - экстремизм или антиэкстремизм?

Один из главных моментов, в которых нас желают убедить авторы экспертизы – это, так сказать, «сектантский» характер комментариев Шрилы Прабхупады. Они пытаются доказать, что те нелицеприятные определения, которые встречаются в «комментариях Бхактиведанты», направлены на возбуждение ненависти по отношению к тем, «кто не является подлинным, истинным кришнаитом, то есть представителей иных направлений данной религии, представителей других религий или атеистов». Иначе говоря, по их мнению, употребляя выражения «преданный», «слуга Бога» и т.п., Шрила Прабхупада подразумевает под этим исключительно своих учеников и последователей, остальных же причисляя к «демонам», «невеждам» и т.п. Но действительно ли это так? Иными словами, «Бог» «Бхагавад-гиты», – это некое сектантское божество, объект поклонения относительно небольшой группы верующих, или же тот самый единый Бог, которому поклоняются все монотеисты?
Разумеется, ответить на этот вопрос однозначно невозможно по определению. В любом случае, ответ на него будет лежать в сфере частных богословских мнений. По-другому, на наш взгляд, и быть не может. Однако в нашем случае, уж коль скоро речь идет о комментариях одного человека (Шрилы Прабхупады), речь как раз идет именно о таком мнении. Вот и посмотрим, как, по мнению Прабхупады: Кришна – Бог, которому поклоняются только кришнаиты? Или объект поклонения и других верующих?

1

Collapse )
Студент

Парадоксы нашего времени. Или еще раз об одном преступлении.

Наверное, мало кто сейчас помнит, что там было пятнадцать-двадцать лет назад. И напрасно. Помнить нужно, хотя бы для того, чтобы не повторились ужасы прошлого.
Сегодня мы вспомним историю одного преступления... Преступления страшного, кровавого. Преступления, за которое никто так и не понес наказания...

Collapse )
Студент

"Бхагавад-гита" в критике пушкинских времен


Николай Надеждин

Тут в связи с этими событиями в Томске, на волне общего интереса к "Бхагавад-гите", возникла идея сделать несколько выкладок, посвященных ей. Ниже - статья из литературно-философского журнала "Телескоп", опубликованная в 1833 году Н. Надеждиным (вероятно, он же является и ее автором). "Телескоп" был передовым и популярным журналом; выходил два раза в месяц; в нем печатались А. С. Пушкин, Ф. И. Тютчев, А. И. Полежаев, Н. В. Станкевич, А. В. Кольцов. С 1833 в Телескопе сотрудничал В. Г. Белинский, ставший с 1834 года помощником Надеждина в редактировании журнала. А закрыт журнал был за публикацию "Философических писем" Чаадаева.
Статья "Поэзия индустанская и санскритская" была одной из первых наших критических работ, посвященных индийской литературе и, вероятно, первой (не считая предисловия к изданию "Бхагавад-гиты" Петрова), где приводится критический анализ "Гиты".
Мы публикуем лишь небольшой отрывок этой по-своему замечательной работы. Несмотря на отдельные ошибки и неточности в переводе (и трактовке некоторых философских положений), он очень хорош. Читатели, несомненно, заметят и оценят то восхищение, с которым автор статьи говорит о "Божественной песни" Кришны. Не знаю, публиковалась ли где-нибудь эта работа с тех пор; не исключено, что в этом блоге она появляется впервые после первой публикации, без малого 180 лет спустя.

Collapse )

Студент

Джайпур. Даршан Говинда-дева

С утра, съездив на вокзал за билетами, мы отправились к Говиндаджи. Найти храм, не зная города, было довольно трудно. Уже потом мы узнали, что от знаменитого Хава-махала до него идти не больше 10 минут. Мы же, как обычно, петляли по улицам, вдоль стен царских дворцов, минут тридцать. Прошли мимо огромного музея, мимо старинной обсерватории. Все это было нам не нужно, мы шли к Богу.
Небольшой, но прекрасный храм был отделен от улицы воротами и просторным двором, залитым солнцем.



Храм - розовый, с арками, с мраморными колоннами, покрытыми резьбой, - был заполнен народом: до дневного арати оставалось 20 минут. В алтарной шла проповедь, которую слушали несколько десятков человек; остальные же сидели возле алтаря, ожидая, когда он откроется. Мы присоединились к ожидающим.
Скоро вышли священники с гонгами, решетка распахнулась - и толпа рванулась вперед. Занавес раскрылся, и Говиндаджи - в простых, но в то же время роскошных одеждах - предстал перед Cвоими подданными.
Я знал, что даршан будет недолгим. Что сразу после него, когда храм закроется, мы пойдем в гостиницу, а оттуда, в шесть вечера, - на вокзал, и те несколько секунд лицезрения Говиндаджи будет единственным, что я вынесу в этот раз из этого города. Поэтому я стоял и молился, чтобы Господь через глаза вошел в мое сердце и остался там на как можно большее время. Еще я вспоминал молитвы, с которыми обычно обращаются к Кришне, вспоминал знаменитый стих Рупы Госвами, посвященный этому Божеству, но мысли мои были беспорядочны и путанны - вся сила ума уходила на то, чтобы впитать облик Говиндаджи и запечатлеть Его внутри как можно сильнее.
Арати, проходившее все под тот же перезвон гонгов и стройный хор голосов, скоро закончилось, и, купив ладду, мы пошли обходить алтарь.
Тут, в одном из боковых помещений мы заметили расставленные на полу тарелки с рисом. Посетители заходили туда, давали стоявшему там юноше какие-то талоны и, забрав рис, уходили. Юноша заметил нас:
- Хотите?
Конечно, мы хотели! После чипсов, фруктов и сладостей (все это было едва ли не единственной нашей пищей во время путешествия) очень хотелось чего-нибудь нормального. Преданный попросил нас подождать немного, а потом знаком велел забирать наши порции. Порции были просто огромные, поэтому мы взяли всего одну. Кроме горы басмати, на блюде был дал, острое сабджи с бананами, чапати, пропитанные топленым маслом, и чашечка со сладким молочным рисом.
Мы расположились во дворе перед храмом и приступили к трапезе. Стоило нам закончить, как к нам подошел еще какой-то гость Говиндаджи, с тарелками в руках. Ему было много, и он хотел отдать нам еще одну порцию прасада. Так мы уже давно не ели!
Был полдень. Храм закрывался до шести вечера. Мы еще раз сказали Говиндаджи "спасибо" за теплый прием и вышли за ворота.
Несмотря на полуденную жару, город и не думал засыпать. Лавки вовсю работали, торговцы наперебой звали нас к себе - многие по-русски - а мы были и рады. Да, в наши планы входило закупиться. Выбирая самое лучшее и нещадно торгуясь, мы медленно продвигались по улице и к отелю подошли, изрядно увешанные полными сумками.
К вечеру началась гроза. К автобусу до вокзала мы шли, перешагивая через лужи и то и дело прячась от потоков дождя под навес торговых рядов.
Поезд в Удайпур шел поздно вечером - в половине одиннадцатого. Это был новенький, чистый поезд, с почти пустыми вагонами. Мы улеглись на полки и скоро уже спали как убитые...