Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

Студент

Умерла Инна Львовна Альми

Удивительный лектор, прекрасный ученый-литературовед. Ее воспоминания (см. ниже) можно слушать, как музыку - настолько хорош язык.

Оригинал взят у philologist в Умерла владимирский филолог Инна Альми
Умерла доктор филологических наук, исследователь творчества Ф.М. Достоевского, бывший профессор Владимирского государственного университета Инна Львовна Альми. Об этом написала на своей странице в фейсбуке филолог Дина Магомедова. Я познакомился с Инной Львовной на одной из достоеведческих конференций в Санкт-Петербурге - тогда же она подарила мне свою книгу "О поэзии и прозе".



Collapse )

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy

Студент

Небольшая статья о "Гите"

Зимой прошлого года в рамках культурной программы, посвященной Гита-джаянти, я выступил с небольшим докладом в Волошинской библиотеке. Доклад был посвящен вот этой вот работе, опубликованной в надеждинском "Телескопе". Впоследствии я немного доработал свой доклад и теперь предлагаю вниманию читателя небольшую статью на ту же тему. Предполагается продолжение, поэтому может казаться, что статья обрывается на полуслове. За это прошу прощения.

«Бхагавад-гита» в литературной критике пушкинских времен. История одной статьи

«Во-первых, я в орфографии плох, а во-вторых, в немецком иногда просто швах, так что всё больше от себя сочиняю и только тем и утешаюсь, что от этого еще лучше выходит».
Ф.М. Достоевский, «Преступление и наказание».

Среди научных открытий есть такие, которым суждено было стать поворотными в истории науки и определять ход ее развития на годы и десятилетия. Одним из таких открытий является открытие санскрита – литературного и ритуального языка древней и средневековой Индии. (Говоря об «открытии», мы, разумеется, имеем в виду открытие его для европейских ученых, поскольку в самой Индии традиция изучения санскрита никогда не прерывалась и жива до сих пор.) Первыми санскрит в мир европейской науки принесли англичане, в частности сэр Уильям Джонс (1746–1794), который много лет прожил в Индии и занимался изучением индийской культуры под руководством местных пандитов. Именно Джонс первым в истории выдвинул идею о происхождении европейских языков и санскрита от единого языка-предка, и он же положил начало знакомству европейского языкознания с индийской лингвистической традицией.
Довольно скоро центр исследований в области санскрита переместился в Германию, а оттуда – в Данию, страны, в XIX веке давшие миру ряд выдающихся ученых в области востоковедения и сравнительно-исторического языкознания.
Россия в конце XVIII века стремилась не отставать от Европы в том, что касается науки, и стараниями энтузиастов-просветителей уже в 1788 году русский читатель получил возможность ознакомиться с переводом одного из самых выдающихся произведений санскритской литературы – «Бхагавад-гитой», которую в Англии узнали всего несколькими годами ранее. Русский перевод был сделан не с санскрита, а с французского перевода, выполненного Паррандом, который (Парранд) в свою очередь воспользовался английским переводом Чарльза Уилкинса (переводившего уже с санскрита). Русским переводчиком был студент Александр Андреевич Петров, а издателем – знаменитый Н.И. Новиков, просветитель, старавшийся знакомить русскую читающую публику со всем выдающимся и новым, что в те годы появлялось в Европе. Можно с известной долей вероятности предположить, что перевод Петрова был не единственным, поскольку, по свидетельству современников, Новиков, желая добиться самого высокого качества публикаций, обычно делал заказ сразу нескольким переводчикам, а потом из готовых вариантов выбирал лучший, а остальные сжигал в камине. Но, как бы то ни было, дошел до нас только перевод Петрова.
Изданная Новиковым «Бхагавад-гита» называлась «Багуат-гета, или беседы Кришны с Арджуном, с примечаниями, переведенные с подлинника писанного на древнем браминском языке, называемом санскритта, на английский, а с сего на российский язык». Книга была одобрена цензором Антоном Барсовым и предваряется следующими словами: «Древность оригинала и почтение, в каком содержится он чрез толь многие веки у знатной части рода человеческого, делают сию книгу одною из достойнейших внимания книг, какие доныне предлагаемы были ученому миру». Кроме того, книга включает в себя «Письмо Г. Гастингса к Г. Смиту, президенту Ост-Индской компании», посвященное «Бхагавад-гите» и достоинствам и недостаткам перевода Уилкинса, а также «Предисловие», написанное самим Уилкинсом. Две эти статьи, довольно небольшие по объему, могут считаться первыми критическими работами по «Бхагавад-гите», известными русской читающей публике.
К сожалению, выход русской «Бхагавад-гиты» остался практически незамеченным, во всяком случае, реакции, которую должно было вызвать событие подобного масштаба, не последовало. Интерес к индийской литературе и санскриту в России, единожды возникнув, уже не терялся (так, уже в 1792 году Н.М. Карамзин переводит с немецкого и публикует в «Московском журнале» главы из «Шакунталы» Калидасы, да и в последующие десятилетия произведения санскритской классики появляются на страницах российских журналов регулярно), однако именно «Бхагавад-гите» в этом отношении не очень повезло – снова о ней заговорили только через сорок лет, в начале 30-х годов XIX века. Вспомнили благодаря другому издателю и просветителю – Н.И. Надеждину, который в своем журнале «Телескоп» опубликовал объемный очерк «Поэзия индустанская и санскритская», представляющий собой краткий критический разбор двух известных фрагментов «Махабхараты» – «Бхагавад-гиты» и «Сказания о Нале».
Надеждин был известен своей любовью к индийской культуре и, будучи преподавателем историко-филологического факультета Московского университета, в 1832-33 гг. читал курс по истории изящных искусств, в котором большое место уделялось Индии. Один из слушателей этого курса впоследствии вспоминал, что на лекциях Надеждина студенты впервые узнавали «о неслыханном… индийском тримурти и воплощениях Кришны». Также об этих лекциях с благодарностью вспоминал Н.В. Станкевич.
Безимени-1Итак, в 1833 году Надеждин публикует в своем журнале статью о санскритской поэзии. Статья сама по себе уже в некотором смысле загадка, к тому же о ней впоследствии вспоминали мало, и в перечнях критических работ на русском языке, посвященных «Бхагавад-гите», эта работа упоминается редко, если вообще упоминается (мне, во всяком случае, нигде не удалось найти сведений о ней).
Статья публиковалась в двух номерах «Телескопа» – третьем и четвертом. Автор не указан, однако в конце стоит ссылка: «Quarterly review». Последнее – название литературно-исторического журнала, выходившего в Англии с начала XIX века, откуда Надеждин часто брал материалы для своих изданий. Можно было бы предположить, что статья переводная, но некоторые моменты дают основание в этом усомниться. Сомнительно, например, чтобы английский автор, давая определение Пуранам, назвал их «брахманские Четьи-Минеи», как мы видим это в статье. Еще более сомнительно, чтобы англичанин написал о своих согражданах такие слова:

Долго занимали англичан одни торговые заботы: они забывали о литературных сокровищах или презирали их. Джентльменам мало было нужды до сего умственного богатства, лишь бы меньшая братия их находила себе в Индии прибежище и место, то есть почти всегда неизбежную смерть; лишь бы только капиталы компаний повышались в ценности и набобы привозили на родину довольное количество золотых пагод…

Здесь слышен голос не англичанина, а русского, причем русского, осуждающего колониальную политику Британии и более симпатизирующего Индии.
Кто же автор?Collapse )
Студент

Сказ о том, как Авдий Каллистратов экспертизу по «Бхагавад-гите» читал

Седьмого августа приехал с лесного фестиваля бхакти-врикш. Как водится – море вдохновения, необычайный душевный подъем и – сожаление, что все так быстро закончилось.
И тут – на тебе! На ящике дожидается письмо: «Бхагавад-гиту как она есть» собираются через суд внести в список экстремистских материалов как разжигающую межнациональную и межрелигиозную рознь. В качестве доказательства – некая экспертиза, подписанная (трепещите, неверные!) деканом философского факультета ТГУ д-ром философских наук С.С. Аванесовым, доцентом кафедры истории философии и логики ТГУ к.ф.н. В.Н. Свистуновым и доцентом кафедры русского языка ТГУ к. филол. н. В.Т. Наумовым. Меня попросили взглянуть на их выводы и высказать свое мнение.
Collapse )