Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Студент

(no subject)

Для тех моих единоверцев, кто радуется "твердой руке" (приветствует подписание "пакета Яровой" и т.п.). Немного напомнить, каково это - государственное регулирование в религиозной сфере.
Ниже - спойлеры из готовящейся к изданию книги по истории Движения сознания Кришны в России.


На фото - европейская пресс-конференция, посвященная карательной психиатрии в СССР. На изображении посередине - Парджанья-Махараджа дас, преданный из Сухуми "приговоренный" к лечению в психушке. Выступает Ведавьяса дас.

Collapse )
Студент

Слабая вера

Не совсем мое дело, конечно, но...



Смелость города берет. А вера города строит. А слабая вера может города разрушать...

Последний год в религиозной жизни России прошел под знаком запретов. Где-то запретили "Тангейзера", где-то еще что-то, где-то с кого-то сорвали футболку, и каждый раз по этому поводу поднимается шум, и каждый раз в деле оказывается замешана церковь. Почему? Откуда у церкви такая навязчивая тяга запрещать? Только не говорите мне, что дело здесь в праведном гневе и нежелании мириться с богохульством. Оно, конечно, отчасти и так, но корень проблемы лежит гораздо глубже.

Про церковь я, конечно, неправильно сказал. Запрещает не церковь, а отдельные ее представители, которых, слава Богу, не так много. Вообще, большинству, пусть даже и верующим, обычно как-то поровну. Их вера не особо страдает от того, что где-то кто-то что-то показал, или нарисовал, или сказал. Но есть некоторые, настолько ранимые, что уж никак не могут смолчать. Почему?

Слабая вера - вот ответ. Такое поведение - типичная реакция неофита.

Collapse )
Студент

Приятного аппетита!

Часто спрашивают: чем вы, кришнаиты, питаетесь?
Вот чем питаюсь я:
http://mamazaytsa.livejournal.com/
Не завидуйте, а берите и готовьте на здоровье.
Только просьба - не давайте ссылки на этот блог на Фейсбуке (пожелание автора блога).

IMG_2658.jpg
Студент

ББТ на книжных выставках 1977-79 гг.

Первая Международная книжная выставка-ярмарка в Москве состоялась в сентябре 1977 года и длилась девять дней.

Книжные выставки-ярмарки бывали в Советском Союзе и раньше (в 1967, 1970, 1975 гг.), однако проводились они только время от времени, став регулярными лишь с 1977 года. В Хельсинкском соглашении от 1 августа 1975 года1 было высказано пожелание, чтобы страны капиталистического и социалистического лагерей двигались навстречу друг другу, и одним из путей такого сближения как раз и должны были стать международные книжные выставки. Решение об организации международной книжной ярмарки в Москве было принято уже через полгода.

Collapse )
Студент

Апасампрадаи. Глава 4.

Гауранга-нагари

Автобус довез меня до районного центра – маленького городка с тридцатью тысячами населения. По правде, он не сильно отличался от того поселка, из которого я только что уехал. На пыльных, сонных улицах текла обычная городская жизнь – у маленького, засиженного мухами автовокзала на скамейке пили пиво местные панки; водитель синих «жиглулей» набирал на колонке в ведро воду и пытался отмыть ей заляпанные грязью номера; в пыли купались воробьи. На крыльце мелкого продуктово-промтоварного магазинчика скучала с сигаретой в руках полная продавщица в домашних тапочках на босу ногу.



С моими деньгами нечего было и думать доехать до следующего храма на автобусе – тем более, автобусы тут, похоже, ходили с периодичностью в среднем раз в день, поэтому я спросил у водителя, с которым приехал сюда, как добраться до электрички, и тот показал мне на приземистое здание неподалеку, совершенно утонувшее в кустах сирени. Я понял, что это – вокзал, и, поблагодарив водителя, отправился туда.
Collapse )
Примечания, как всегда, - в комментариях. Согласен, что глава содержит много малопонятных моментов, в основном, связанных с тонкостями гаудия-вайшнавского богословия. Для желающих подробнее узнать о Чайтанье Махапрабху и Его положении могу порекомендовать две статьи в Википедии:
Чайтанья Махапрабху
Гаудия-вайшнавское богословие
Если нужно конкретно какие-то моменты прояснить - можно задать вопросы в комментариях. В примечания я не стал включать слова и термины, разъясненные ранее; возможно, что-то и забыл...
Студент

Свершилось!



Меня, наконец-то, забанили на "курятнике". Батмынх Жакы расстарался. Обиделся, наверное, что я его недавно разгромил в пух и прах в теме про индуизм. Удивляюсь, что произошло это так нескоро. Я бана жду уже как минимум две недели - с тех самых пор, как обозвал "моральными уродами" тех, кто радуется сносу вайшнавских домов в Кандинке.
Студент

На выставке "Книги России"



Книга – один из тех предметов, которые, будучи изобретены однажды, живут века и тысячелетия. В самом деле, на чем только ни пытался человек хранить информацию, какие только ни придумывал носители (особенно в последнее время) – но книга по-прежнему остается любимым и надежным средством. Давно уже никто не пользуется бобинами, пяти- и трехдюймовыми дискетами, хоть с момента их изобретения прошло всего несколько десятилетий, - а книга, которой уже тысячи лет, живет и будет жить.Collapse )
Студент

Без названия...

"Вчера вечером в автокатастрофе погибли трое преданных санкиртаны из Нижнего Новгорода: Адхиягья Прабху, Ананга Мохан Прабху и бхакта Лев. Еще один преданный - бхакта Сергей из Вологды - в реанимации. Пожалуйста, помолитесь за этих вайшнавов". Кришна.ру, 30 ноября 2010 г.
http://forum.krishna.ru/viewtopic.php?t=23717&start=0



Позавчера на Кришна.ру сообщили, что в автомобильной катастрофе погибли двое моих духовных братьев – Адхиягья Прабху и Ананга Мохан Прабху. Необыкновенные преданные, которые всегда были для меня образцом того, каким должен быть вайшнав, брахмачари, санкиртанщик. Таких сейчас можно пересчитать по пальцам. Ужасная утрата. До сих пор не могу поверить.
С Адхиягьей мы познакомились примерно десять лет назад. Тогда, в 2000 году, поползли первые слухи о том, что у нас отбирают храм в Сухарево. Ашрам брахмачари при нем решили расформировать, и преданные, которые там жили, разъехались по разным городам. К нам во Владимир приехали двое, одним из которых и был Адхиягья – тогда еще бхакта Алексей. В Сухарево он занимался много чем: был помощником пуджари, помогал на кухне, иногда выезжал с другими преданными на проповедь. Но у нас он хотел заниматься только распространением книг, о чем сказал сразу.
Я тогда заведовал нашим книжным складом, поэтому с новым преданным санкиртаны общался довольно часто. Он был необыкновенно простым, скромным и спокойным, с мягким и добрым чувством юмора. Он брал примерно по десятку книг и к концу дня возвращался с пустыми руками. Все, кто видел, как он проповедовал людям, вспоминают об этом с легким удивлением. Ни сногсшибательной харизмы, ни искрометных шуток, ни ловко поставленной речи… Тихий, немного нескладный, он подходил к человеку и, как бы немного смущаясь, говорил: «Возьмите книгу». Просили рассказать – рассказывал. И люди брали – без всякого раздражения, охотно и с готовностью, словно давно уже ждали этого человека. Потом уже (мне рассказывали) он мог распространить несколько сотен книг за один день – и все так же, просто и спокойно. Когда его спрашивали: «Как же ты так ухитряешься?» - он отвечал: «Не знаю… Берут…» Имя его скоро стало известным среди российских вайшнавов. Но, что любопытно, он никогда этим не гордился и не говорил о себе. И еще – я не припомню такого, чтобы кто-то ему завидовал. Все знают – прославься, займи где-нибудь первое место, и тут же наживешь себе врагов. А у него врагов не было. Вообще непонятно было, как к такому человеку можно питать недобрые чувства.
Однажды, я помню, к нам на склад пришли две коробки книг из Нижнего Новгорода. Списанных – либо подмокших, либо с полиграфическим браком. Распространять такие было нельзя, вот нам их и отдали – бесплатно раздавать нуждающимся или бхактам для индивидуального пользования (читать-то не все равно какие?) Адхиягья пришел ко мне, увидел эти коробки, сказал: «О!» И пообещал распространить. И, что интересно, сдержал это обещание. Остались, если мне память не изменяет, всего две – настолько отсыревшие, что все картинки в них склеились в бумажный монолит. Он забрал эти две книги в ашрам и читал их.
В 2001 году мы с ним вместе получили посвящение. Было это на Беговой, в день Рама-экадаши. Наш Гуру Махарадж, когда принимал от него обеты, попросил: «Каждый день читать книги Шрилы Прабхупады». Адхиягья согласился и добавил: «И распространять». И он изо всех сил старался следовать этому обещанию.
Последние годы мы с ним почти не виделись. Я жил в Москве, он – в Нижнем. Иногда до меня долетали какие-то обрывочные вести о его успехах. Иногда я видел его имя в сводках санкиртаны – всегда на первых строках. Иногда мы встречались на праздниках и фестивалях. Последний раз я видел его, кажется, на Говардхана Пудже – месяц назад. А теперь уже не увижу. Боже мой, не верится…
Анангу Мохана я знал меньше, но все равно знал. Он был легендой. В 90-е годы его имя (тогда его звали Акула – с ударением на первом слоге) было известно, наверное, каждому вайшнаву, кто так или иначе был связан с распространением книг. При этом, несмотря на то, что я был много младше его – и по возрасту, и по духовному уровню, он никогда не давал мне понять этого, и искренне чувствовал себя младшим. Иногда он подходил ко мне за каким-нибудь советом, и всякий раз я был удивлен – кто я такой, чтобы советовать ему? А для него это было как-то естественно. Завидев меня, он всегда радостно улыбался, словно старому другу. И мне больно, что теперь я не увижу этой улыбки. Он всегда готов был служить другим. Нитай Чайтанья Госвами шутил про него: «Как только Ананга Мохан видит прасад, он тут же начинает его раздавать».
И вот их нет. Нелепо как-то – и ум отказывается признавать факты. Сколько людей ИСККОН потерял в этом году! И людей таких, которых никто не заменит. Где взять нам второго Аиндру или Пурначандру Госвами? И как теперь без Адхиягьи и Ананги Мохана. Нет, за них самих я спокоен. Господь не оставит их – в этом можно не сомневаться, ибо Он Сам обещал позаботиться о тех, кто посвятил Ему всю свою жизнь (а они были именно из таких). Но нам-то как быть?
Студент

(no subject)

Шри Натхаджи

В ожидании дневного даршана внутри уже толпились посетители. Мужины и женщины получают даршан отдельно, поэтому мы разошлись в разные стороны. Следуя за толпой, скоро я оказался в преддверии святая святых - небольшого зала перед алтарем, разделенного поперек перегородкой. Как раз в это время, видимо, и открыли алтарь - из зала донеслись крики восхищения. Верующие, суетясь и толкаясь, поспешили внутрь (через широкие арочные проходы), и с ними в алтарной оказался и я. Охранники гнали очередь вдоль перегородки. Кто хотел посмотреть на Господа подольше, мог попытаться отойти назад - там толпились верующие, и можно было при желании втиснуться в их ряды. Но я не стал этого делать, переключив все свое внимание на Шри Натхаджи. Он оказался невысоким - чуть больше метра - и был одет в зелено-розовый наряд (Шри Натхаджи меняют одежду 8 раз в день, и в такой наряд Его облачают во время дневного подношения бхоги). Я разглядел Его узкие, опущенные вниз глаза, и то, что лицо и рука Его (по-моему, еще стопы) - единтвенные части тела, не скрытые тканью. А в целом - я просто любовался Его обликом позволив глазам отдохнуть от грязи материального мира и созерцать источник всей красоты - Бога.
Даршан продолжался несколько секунд - и я вновь оказался в коридоре, точнее, в лабиринте залов, собственно, и составляющих храм. Всюду что-то происходило: люди собирались группами перед какими-то алтарями, становились в очереди, чем-то делились друг с другом... Все было так непривычно и непонятно... Сновали туда-сюда священники, с улицы заходили торговцы с огромными (с два кулака) сладостями. Мы нашли друг друга среди толп прихожан и, слегка ошеломленные царящей здесь атмосферой, пошли купить маха-прасада.



Выйдя на улицу и забрав из камеры хранения рюкзаки, мы поняли, что устали и проголодались. После непродолжительных поисков мы нашли неплохое местечко в тени, где можно было посидеть и отдохнуть.
Ближе к вечеру нас ожидало еще одно удивительное приключение - поход по местному рынку. Рынок и впрямь удивительный - красивый и богатый. И отовсюду, из каждой лавки, на нас смотрел Повелитель Натхадвара. Везде мы чувствовали Его присутствие. Так несколько секунд даршана обернулись несколькими часами неожиданных встреч с Натхаджи...
***
Выбирались из Натхадвара мы тем же вечером, на маленьком автобусе. Впереди нас ждала часовая дорога по горам, двухкилометровая прогулка по улицам Удайпура (немного раньше вышли) и посадка в поезд до Ахмедабада, шедший по узкой колее. А потом - ночная поездка в вагоне с шумными студентами, а следующим утром - пересадка в общий вагон поезда, следующего в Окху.

Мы направлялись в Двараку.