?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Juvenilia



Калипсо
Тихий сумрак окутал затерянный маленький остров.
Ночь прошла. Ветра нет. Небо синее стало яснее.
Хлопья пены бросает под ноги огромный и звездный
Океан, что когда-то унес от тебя Одиссея...
Он уплыл в страшный мир, отказавшись от этого рая...
Он не вспомнит тебя, для него ты чужая, чужая...
В тишине слышны пенье и плач над просторами моря.
Но богам равнодушным нет дела до этого горя.
Поднимается Гелиос, нежная Эос алеет...
Так же чист горизонт, что укрыл от тебя Одиссея.
И окрасит в цвет золота небо рассветное пламя,
Только горькие слезы сольются с морскими волнами...

***
Я иду по руслу высохшей реки
Под тропическим бездонным небосводом.
Где река несла стремительные воды –
Там застыли мертвые пески.

И не верится, что сотни лет назад
Здесь вода толкала каменные глыбы
И задумчивые медленные рыбы
Из воды смотрели молча на закат.

Знаю я, что были времена –
Императорами гордая страна
Здесь цвела в могуществе и силе.
Эти камни их дворцов кричат: Мы были!
Их надгробия покрыты слоем пыли.
Кто сегодня помнит эти имена?

Все забудется – как мимолетный сон,
Как песочный замок, как морская пена,
Млечный путь уйдет в пески вселенной,
Обмелеет, высохнет река времен.

Я иду по руслу высохшей реки
Под тропическим бездонным небосводом.
Где река несла стремительные воды –
Там застыли мертвые пески.

Я уйду…
Я уйду… На день, год или тысячу лет,
И пусть вслед мне доносится чей-то язвительный смех…
Сотни преданных взглядов я чувствую вслед.
Почему твой единственный взгляд мне дороже их всех?

Эта тихая гавань останется где-то вдали.
Жаль, что в лодке моей нет скамьи для кого-то еще…
Может быть, я достигну однажды заветной земли –
Это только судьба. Остальное, поверь мне, не в счет.

Кто-то сможет на суше достичь адмиральских погон…
Кто-то станет богатым и знатным, продав свой фрегат…
Кто-то дерзкий поднимется на Авалон…
Я же счастлив и так – мне достаточно помнить твой взгляд…

Но однажды в твой город опять постучится весна.
И, забыв обо мне, ты уйдешь с этих сумрачных скал…
Моей лодки обломки омоет морская волна,
А меня белым шелком укроет пенящийся вал...

Ласточка
Упавшая с неба несчастная птица,
Дрожащий комок в придорожной пыли.
Живя в небесах, очень просто разбиться,
Почувствовав боль притяженья земли.
Разбитое сердце трепещет от боли,
Отчаянье и безнадежность в глазах.
Без пут и без клетки лишенная воли,
Живущая памятью о небесах...
Я знаю, как трудно быть с небом в разлуке,
Привыкнув к лучам - оказаться в тени...
Посланница неба... Я взял тебя в руки,
Замри на мгновенье, замри, отдохни...
Замри на мгновенье, расправь свои  крылья
И снова исчезни в сиянии дня,
И пой - так, чтоб песни твоей не забыл я,
Посланница неба, молись за меня...

Земля спала в молчании полей,
Простор небес раскинулся над ней,
И крики ласточек сливались в громкий хор.
Горел закат - как праздничный костер,
Как светится расплавленная медь...
Мне было так легко, и так хотелось петь,
И так хотелось стать одной из них,
Чтоб так же реять в высях голубых,
Благословляя песней неземной
Всех тех, кому неблизок путь домой...

***
Суров и загадочен сказочный лес,
Огромные сосны качают ветвями,
Но в чаще лесной есть поляна чудес,
Где вечно горит негасимое пламя.

На листьях росы самоцветы зажглись,
И воздух застыл, и не движется время,
И легкие искры взвиваются ввысь
И прочь улетают, в кромешную темень.

Оттуда, с небес, мир как будто иной,
И звездные дали проносятся мимо,
Но светлый костер на поляне лесной
Совсем пропадает за облаком дыма...

И искра, что в небе так ярко зажглась,
Та искра, что в радости словно ослепла,
Упала на землю, в болотную грязь,
Погасла и стала частичкою пепла.

***
Тихий ветер забвения пепел несет над землей.
Грозных, древних сражений поля зарастают травой.
В рыжей тине болотной лежат и ржавеют мечи.
Умер старый певец - его вещая лютня молчит.

Заросли паутиной истлевшие свитки времен.
Властью вечного времени гаснущий мир покорен.
Превратились в руины гробницы седых королей.
В тронной зале живет королева летучих мышей…

Но огонь древних битв тихо тлеет и в нашей крови,
Чьи-то древние сказки поют нам о вечной любви,
Звук старинных напевов пленяет своей красотой,
Словно старый певец говорит: «Продолжается бой!»

Эпидемия
Над городом ветер свищет,
Тяжелый, горький, чумной.
Устало бредет могильщик
По улице ледяной.
Уныло скрипит телега…
А воздух тягуч, как яд,
А город засыпан снегом,
Над городом бьет набат…
Забиты гвоздями ставни
Холодных, пустых домов,
Покрылись инеем камни
Погасших навек очагов…
Спит город калек и нищих –
Город, убитый чумой.
Устало бредет могильщик
По улице ледяной.